Искусство не терпит покоя. Часть 2

Муниципалитет Кале, постановив воздвигнуть памятник легендарному герою Франции Эсташу де Сен Пьеру, сделал Родену заказ. Приступив к делу, скульптор нашел в древних летописях времен Столетней войны описание подвига шести граждан Кале; Эсташ де Сен Пьер был в их числе.

Граждане Кале
Граждане Кале

В 1347 году английский король Эдуард III после долгой осады принудил город Кале к сдаче. Король обещал пощадить город только в том случае, если шесть именитых граждан явятся с веревкой на шее, в позорных одеждах к лагерю англичан и принесут ключи от города... Эсташ де Сен Пьер был первым; за ним последовали братья Виссан, Жан д'Эр, Андрье д'Андр и Жан де Фиенн...

Роден мысленно увидел их, всех шестерых... Увидел трагическое шествие граждан Кале, способных на самопожертвование. С этого момента Эсташ де Сен Пьер, как и его памятник, превратился в сознании художника в памятник гражданам Кале — и не иначе! Муниципалитет не соглашался, не желая увеличивать расходы. Тогда Роден заверил заказчиков, что все шесть фигур он сделает за ту же цену. Мсье Гаше, который вел эти переговоры, говорил: «Но до чего же неловок этот Роден. Я ему заказал одну статую, а он за ту же цену готов сделать шесть. Что же, прикажете, чтобы я довел его до нищеты?..»

Подобные практические соображения отбрасывал Роден, решавший в это время сложную многофигурную композицию. Еще тогда, когда он впервые задумал ее, он отверг традиционный пьедестал: памятник должен был стоять прямо на земле, чтобы новые и новые поколения граждан Кале, провожая глазами изваянные фигуры — шествие героев, — становились как бы очевидцами, современниками трагического события. В мощном творческом порыве скульптор создает небывалую композицию. Шесть фигур скомпонованы так, что, переводя взгляд от фигуры к фигуре, мы встречаемся с концентрированным выражением высоких человеческих чувств. Исполняя свой гражданский долг, люди отказались от всего привходящего. Отказались от самой жизни. Решимость и отчаяние, ненависть и страх, мужество и смятение... Разные переживания, разные характеры дают в совокупности потрясающую картину высочайшего патриотизма, любви к родине.

В процессе работы Роден открыл пластику страдания. Бугристая лепка подчеркивала запавшие глаза, выступающие скулы, тяжелые, набрякшие от напряжения суставы, вены рук и ног... Заведомо отказавшись от декоративного эффекта ритмически построенных силуэтов, он накрепко связывает с землей тяжелые массы фигур, одетых в грубые рубища смертников. Монотонный повтор этих фигур, вертикали ниспадающих рубах живо напоминают классическую скульптуру средневековых храмов. Это придает памятнику национальный колорит, историко-художественную достоверность.

Роден любил соборы. Его увлекала архитектоника устремленных ввысь объемов. У Гонкуров есть волнующая своей поэтической точностью запись: «Скульптор Роден исчезает порой из дому на несколько дней, причем никто не знает, куда он ушел; а когда он возвращается и его спрашивают, где он был, он отвечает: «Я смотрел соборы».

Видимо, масштаб творческих задач требовал от мастера столь же крупных обобщений, требовал гиперболы, смелой деформации во имя усиления мысли.

«Сначала я делал точные этюды с натуры... но потом понял, что искусство требует большой широты, преувеличений: начиная с «Граждан» главной моей целью стали поиски целесообразного преувеличения...» — говорил сам Роден.

Причем здесь великий скульптор не совсем точен. Главной его целью всегда было высокое поэтическое суждение о том объекте, который он изображал. Значительность его мыслей, пафос пламенной его души просто не могли обойтись без символа, без гиперболы, поднимавших реалистический образ до большого, широкого обобщения.

Все это было в «Бальзаке». И все это есть в «Гражданах Кале».

Другие материалы