Три романтических истории. Часть 1

В музее великого датского скульптора Бертеля Торвальдсена, которым очень гордятся жители Копенгагена, собрано 80 статуй, 130 бюстов, 240 рельефов прославленного мастера.

Музей начали создавать при жизни Торвальдсена. Когда он умер, было решено не разлучать прах ваятеля с его творениями. Гробница Бертеля Торвальдсена — в центре музея. Может быть, поэтому в залах музея постоянно царит торжественная тишина. Посетители в благоговейном молчании пребывают в этом царстве классической красоты. Ничто не отвлекает внимания от созерцания истинно прекрасных творений выдающегося представителя классицизма в скульптуре.

«Кто может побывать в Копенгагене — пусть не верит толкам о формальности и холодности Торвальдсена, — писал А. В. Луначарский, — пусть пойдет от души полюбоваться произведениями достойного брата все еще оставшихся нашими учителями Шиллера и Гёте». Изысканным мастером проявил себя великий Торвальдсен в барельефах. Они обеспечили ему бессмертие, славу народного мастера всего датско-скандинавского мира. Они замечательны своей простотой, выразительностью, безукоризненной чистотой формы, строгой гармонией композиций, сдержанностью, внутренней силой образов.

Невозможно оторвать взгляд от гипсового эскиза к скульптурному мемориалу: вестник смерти уводит от коленопреклоненной матери ее детей — девушку и юношу. Блистательное, отточенное мастерство! Не холодная скульптура, не академически спокойная, нет! — в ней и трепет, и глубокое человеческое чувство, и искреннее волнение, и трагизм прощания с уходящей жизнью! Да, Торвальдсен умел быть драматичным.

Так же драматичны судьбы некоторых его творений. Вот только три из них, прослеженные автором этих строк.

На гипсовом эскизе надгробия в копенгагенском музее можно разобрать начерченную рукою Торвальдсена фамилию «Ионинский». Спросил переводчика. Он подтвердил, что это действительно эскиз надгробия детей Ионинских.

— А где же произведение?

Переводчик обратился к сопровождающему нас сотруднику музея. Тот пожал плечами:

— Нам неизвестно, к сожалению, где находится надгробие. Наверное, в одной из славянскихстран. В какой именно? Нам самим хотелось бы узнать!

Этим разговор и закончился. Разумеется, я не думал, что эта история будет иметь продолжение, но уже на Родине...

Будучи в командировке во Львове, зашел в картинную галерею. В одном из ее залов увидел столь хорошо запомнившуюся мне 8 Копенгагене скульптуру. Не поверил глазам своим! Быть не может! Читаю: «Торвальдсен, Надгробие детей Ионинских». Так вот где довелось встретиться со скульптурой, местонахождение которой в музее Торвальдсена считают неизвестным!

Надгробие детей Понинских
Надгробие детей Понинских

Другие материалы