Три романтических истории. Часть 3

К 1917 году в Марьине несколькими поколениями богатого и знатного рода Барятинских были собраны огромные исторические и художественные богатства. Ценности после Великой Октябрьской революции были учтены и взяты под охрану местными уездным и волостным Советами крестьянских депутатов. В марте 1918 года немецкая армия, нарушив условия Брестского мира, перешла в наступление и была остановлена лишь в трех верстах от Марьина. Оккупанты попытались захватить имение Барятинских. Красноармейцы отбили атаку. Но ждали, что последует вторая, третья... Интервенты считали Марьино «законным» военным трофеем и надеялись, что усадьба вот-вот перейдет в их руки.

Угрожали дворцу и банды анархистов, собираясь взорвать его «со всем буржуйским добром».

Необходимо было спешно спасать художественные сокровища Марьина. В Москву, в Коллегию по делам музеев и охране памятников искусства и старины, пришла тревожная телеграмма. Она попала в руки академика И. Э. Грабаря, который немедленно командировал в Курскую губернию эмиссаров Наркомпроса. Они с помощью местных крестьян погрузили на подводы пятьдесят три ящика, в которых были упакованы картины, гравюры, скульптура, фамильное серебро, изделия прикладного искусства, библиотека и архив Барятинских. Большие сложности встретились при снаряжении в дальний путь изваяния Торвальдсена — для него пришлось изготовить специальный ящик. Со всеми предосторожностями погрузили его на подводу. Обоз под охраной вооруженных крестьян добрался до станции Колонтаевка, где его поджидал эшелон специального назначения.

Из глубины России, охваченной войной, восстаниями и разрухой, мимо фронтов поезд проскочил в Москву. В столицу он прибыл ночью 30 августа 1918 года. С 1922 года скульптура Торвальдсена украшает залы Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

И еще одна драматическая история, также связанная с произведением великого датчанина. В журнале «Столица и усадьба» за 1914 год была опубликована фотография конной статуи Юзефа Понятовского работы Тор-вальдсена из гомельского имения князя Паскезича.

В 1814 году жители Варшавы обратились с просьбой к Торвальдсену сделать памятник национальному герою Польши Юзефу Понятовскому. Племянник польского короля Станислава Августа, талантливый полководец, генерал, перешел на сторону восставшего народа и воевал простым офицером под знаменами Костюшко. Погиб в битве под Лейпцигом в 1813 году. Его жизнь и смерть овеяна легендами и романтическими сказаниями.

На сооружение памятника была объявлена национальная подписка. Произведение мыслилось не только как мемориал герою, но и как символ свободы и независимости Польши. Торвальдсен изобразил Понятовского как мудрого народного вождя, военачальника. Скульптор закончил модель в 1820 году. Но отливка ее в металле была прервана восстанием против русского самодержавия в 1830 году, поэтому окончена была только в 1832 году.

И все же памятник не был установлен. Николай I запретил его воздвигать. Более того, он «сослал» ненавистное ему произведение в деревню Модли, близ Варшавы, и приказал его переплавить. Царский наместник в Польше Паскевич выпросил у царя статую для своего гомелевского имения. И она простояла здесь в безвестности до 1914 года, пока заезжий знаток искусства не обнаружил ее случайно и не написал о ней в журнале «Столица и усадьба», снабдив фотографией коротенькую информацию.

После Великой Октябрьской революции Советское правительство передало скульптуру Польше. И памятник был торжественно установлен в 1923 году на одной из площадей Варшавы. Но перипетии его драматической судьбы на этом не кончились. Во время фашистской оккупации Варшавы памятник был уничтожен нацистами.

Сразу же после освобождения Польши решено было восстановить памятник Понятовскому. Но как? Выяснилось, что в копенгагенском музее Торвальдсена сохранилась гипсовая модель произведения. С большими трудностями сняли с нее форму. Датский скульптор Расмуссен сделал с этой формы новую бронзовую отливку.

Польша получила дружеский дар датского народа. Памятник Юзефу Понятовскому вновь был установлен в польской столице.

Ганимед, кормящий Зевсова орла
Ганимед, кормящий Зевсова орла

Другие материалы